Expandmenu Shrunk


Кувандык. Литературные новинки

    на-сайт

Владимир Иванович Курушкин за короткое время издал небольшим тиражом два сборника стихов: «Синий вокзал» и «Русские цветочки».

Книга «Синий вокзал» является продолжением книги «По дороге в рай». Стихи Владимира Ивановича Курушкина обращены как к юному читателю, так и к зрелому: в сборнике, наряду с лирикой, — произведения с чёткой религиозной направленностью.

Книга стихов «Русские цветочки» издана к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне над фашистской Германией и посвящена защитникам Отечества.

Художественное оформление обложек Е. Огневой

Поздравляем автора!

 

 

 

 Копия крайний2                              финишнасайт8

СИНИЙ ВОКЗАЛ

***

На полынных холмах задыхается ветер,

Сквозь ромашки идут на покос мужики.

Земляника качнулась — авось, не заметят!

Заяц прыгнул испуганно в березняки.

Ой ты, Родина, вся ты в цикории синем!

Гой ты, Родина, вся — в ковыле и овсе!

И в рубахах навыпуск мы травы косили,

Что стояли стеной в серебристой росе.

Улыбалась маманя, на стол накрывая,

Зверобоем пропахший, дымился наш чай…

И казалось, и впрямь, что не надобно рая,

На духмяной траве возлежи и мечтай…

О красивой невесте, о спящей царевне,

О румянце на белых, как сливки, щеках…

И о том, как пройдусь с ней по тихой деревне

Средь струящихся верб, распевающих птах.

И она, наплывая любовным туманом,

Всё впитает моё и подарит своё —

Холодок родников, тишину на полянах,

Всё, что сердце берёт, а душа отдаёт!

 

СИНИЙ ВОКЗАЛ

Торопись на синий вокзал,

Поезда кричат и кричат.

Ты уже полжизни проспал,

Не успеешь — мимо промчат.

Там, где никогда не бывал,

Там, где даже люди не те, —

Вот что ты почти прозевал

По своей смешной простоте!

Неужели встретят не так,

Как привык: без тени любви?

Тысячи нахлынут зевак

Выслушать напевы твои.

Торопись, беги босиком.

Попадёшь в последний вагон.

Девушка с открытым лицом,

Под колёс мечтательный стон,

Скажет, что ждала тебя здесь,

В этом прозаичном купе…

Знай, любовь, как и эдельвейс, —

Редкость на печальной земле!

И в другой стране тебя ждут.

Не таким, как ты был всегда,

А влюблённым в творческий труд,

Засиявшим, точно звезда.

Ты не зря бежал босиком

И попал в последний вагон.

Этот поезд мчит прямиком

В вечность, жизни кончился сон.

 

***

Ты пьёшь чай, как и я, со смородиной.

Ты страдаешь на той же земле.

У меня ассоциации с Родиной

Вызывают не те, кто в Кремле,

И не «бентли». Лошадка каурая,

Что когда-то спасала колхоз!

Отвяжитесь от нас с процедурами!

Мы тащили и тащим свой воз,

Без надрывно вопящего Запада.

Эй, вы, там, на другом берегу!

Мы остались сермяжными, лапотными,

Распрямились, согнувшись в дугу!

Сохранили мы веру наивную,

И в жестокий крещенский мороз,

В пояс кланяясь роду старинному,

К нам на печку забрался Христос.

И без страха уже иудейского

Он заснул на печи, как дитя,

И под голову дед Тимофей мой

Ему валенок сунул, кряхтя…

Ты пьёшь чай, как и я, со смородиной.

И когда в моём сердце темно,

Запуржит моя белая Родина,

Заскребётся рябиной в окно.

И лебёдушкой, павой, солдаткою

Ты по дому начнёшь хлопотать.

Ничего, что прожили не сладко мы,

Спи, Господь, ещё рано вставать…

 

РУССКИЕ ЦВЕТОЧКИ

 

КАКОЙ ЦЕНОЙ

Какой ценой, какой ценой?

Вопрос этот витает.

Но как вы дрались под Москвой,

Господь один лишь знает.

И Богородица сама

Участвовала в битве.

«Вставай, огромная страна!» —

Слова её молитвы.

И алый шёлк знамён горел

Над каждой головою,

И вам Господь велел, велел

Разбить их под Москвою.

Какой ценой, какой ценой?

Вопрос этот витает.

Он комом в горле, слёз — рекой,

В простор небес впадает.

Коня в той брани потерял

Наш Михаил Архангел.

Народ стоял, и Кремль стоял,

Забыты были ранги.

Пылали танки, из траншей

Пальба не умолкала,

И пулемётная метель

С ног яростно сшибала.

Неотвратимо дни текли,

И вот уже «Катюши»

Гвоздят Берлин, от воя их

Закладывает уши.

Какой ценой, какой ценой?!

Отчизна-мать, какою?

Обычной, самой дорогой,

Всей жизнью молодою.

«Победа!» — грянуло в Москве

Над всей землёй весенней.

А если б думать о цене

В той схватке запредельной…

Я ставлю точку. Пусть вопят.

Я горд, благоговею.

Знамёна чёрные летят

К трибуне Мавзолея.

 

СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ

Такой войны не видел мир.

Таких сражений не бывало.

На бруствер — в рост весь, командир,

И смерть трусливо отступала.

Вставала на дыбы земля,

Вопили души, отлетая.

У танков плавилась броня,

Ревели пушки, не смолкая.

Москву в бинокли видит враг —

Какая чудная столица!

Седьмого ноября — парад,

Солдат торжественные лица.

И осаждённый Ленинград

Свою блокаду прорывает!

«Седьмой симфонии» снаряд

Врагов с лица земли сметает!

И громогласно — Левитан

Чеканит яростные сводки.

Для наступления плацдарм

Готовит маршал Рокоссовский.

Так, славься каждый гражданин,

От несмышлёныша — до деда:

Капитулирует Берлин,

Провозглашается — Победа!

И снова, снова жизнь кипит,

В поту солёном гимнастёрка.

Алёша бронзовый стоит,

Держа спасённого ребёнка.

 

ДЕВЯТОЕ МАЯ

Снова Девятое Мая.

Фронтовиков имена

Славит страна, повторяет,

Рассматривает ордена.

Каждый контужен иль ранен

В те ураганные дни,

Я им до слёз благодарен,

Что с нами вместе они.

Им ведь осталось так мало,

Нашим защитникам, жить.

Время почёта настало, —

Нам его не заслужить.

В джинсовых брюках подросток,

Знай, что на передовой

Этот — командовал ротой,

Тот — в Сталинграде вёл бой.

И, водрузив над Берлином

Стяги победы своей,

Восстановили былинное

Мирное шествие дней.

Сношены их гимнастёрки,

Стёрлись до дыр сапоги.

Насмерть стояли на Волге,

С Курской ни шага дуги.

Снова Девятое Мая.

Как драгоценнейший клад,

Родину нам доверяют

Старый матрос и солдат.