Expandmenu Shrunk


ТАМАРА ЯСАКОВА

PICT0002                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            Родилась в селе Зиянчурино Кувандыкского района Оренбургской области.

Окончила Оренбургский педагогический институт.

Работала воспитателем, педагогом-организатором, учителем, завучем, директором школы.

С 2008 года — корреспондентом газеты «Новый путь» (город Кувандык).

Рассказы Тамары Васильевны публиковались в газете «Новый путь», коллективном сборнике кувандыкских и медногорских авторов «Осень золотится листопадом», общественно-политическом альманахе «Гостиный двор».

Издана книга рассказов «Предвестие».

 

 

 

 

ПРЕДВЕСТИЕ

рассказ

Равномерно негромко кто-то постукивал по стеклу. Семён осторожно, стараясь не разбудить жену, соскользнул с кровати, подошёл к окну. Берёзка рукой-веткой поманила его: «Выйди на минуточку». Мужчина тряхнул головой: «Не проснулся, мерещется». Но стоило ему повернуться спиной, как в окно снова постучали. «Как она дотягивается? Сколько живём в этом доме, ни разу такого не было». Но, повинуясь зову то ли берёзки, то ли сердца, накинул куртку и вышел.
«Ну, и что ты хотела мне сказать?» — обратился он к дереву. Берёзка опустила веточки и быстро-быстро зашелестела листочками. Семён наклонился вслед за ней. На маленькой клумбочке у цветка раскрывался бутон. Семён присел на корточки, с интересом разглядывая родившееся существо. «Вот Яна обрадуется». Хрупкое, нежное создание согласно кивнуло ему головкой. «Ветер. Как бы не сломал». Мужчина подобрал ветку акации и воткнул рядом с цветком. «Теперь не бойся. Ты под защитой». Уходить не хотелось. Из-за тучи выглянула луна и улыбнулась ему. Нет, это не игра воображения. Он чётко видел на круглом её лике глаза, рот, раскрытый в улыбке, и светлый круг, обрамляющий её голову. Семён с трудом оторвал взгляд: «Вот так становятся лунатиками. Что ей человека притянуть, когда приливы ползут от одного её взгляда».
Вернулся в дом. Сладко посапывала жена, обняв рукой большой живот. «Наступает срок родин, сына Бог им дал с аршин», — неожиданно пришло на ум. Сон обволакивал, лепил из чувств образы: туман, тропинка, дети и страх: «Только бы не сошли с дорожки. Потеряются, где искать?» Чувство тревоги не отпускало даже тогда, когда он проснулся, открыл глаза. За окном громыхнуло. Гроза? Берёзка отчаянно размахивала ветвями. Молния заглянула в окно. Яна проснулась, испуганно натянула одеяло, спряталась:
- Сёма, мне страшно.
- Ты что, солнышко, это же хорошо, вспомни: «Люблю грозу в начале мая».
Дождь не дождь, а работа не ждёт. Пока собирался, пил чай, гроза отступила. Мир сверкал чистотой. даже камешки на дорожке так отмылись, что блестели разноцветными спинками. Тополь дышал терпким ароматом. Стёкла машины во все глаза искали хозяина. На её влажной поверхности белой брошью красовалась ветка черёмухи. «Вот тебе подарок от грозы. А может быть, от нового дня?» Мир продолжал удивлять. Прошила облака цветными нитями радуга. «Утро сюрпризов. Интересно, что день грядущий мне готовит?» Время скользило, как по маслу. Пассажиры были сговорчивы. «Такса», так он называл такси, не капризничала. Яна не жаловалась, не торопила домой.
Мир преображался на глазах. Сколько раз Семён прокатывал эти дороги. И что замечал? Вытянутую ленту домов, улиц, машин, пешеходов. Но сегодня привычная картина дробилась мозаикой: строящийся дом, малыш в коляске, магазин «Детский мир»… Доставив пассажиров, свернул на обочину. Достал телефон, набрал номер жены. Гудки, гудки… «Моя ты тра-та-та! Опять с соседкой — кто кого переговорит». Но и это его не огорчило, а добавило капельку иронии и щепотку мужской снисходительности к женской слабости. Тряхнул головой и опять колесить. Весна послала по его душу девчонок-подружек с букетом сирени. Лепестками засыпали сиденье, одурманили нежно-сладким запахом. «Я как последний день живу. Или первый? Миг — событие. Почему именно сегодня? Ещё вчера всё шло по привычному кругу». «Ты мой король, ты мой король, а я твоя королева» — запел телефон. «Ну, вспомнила, наконец-то». «Семён! Я в больнице… Ой-ё-ёй…»
Внутри застопорило, онемело. Потом хлынули, как в открытые шлюзы, все чувства разом. Горячим лбом припал к холодному рулю. Запел сигнал. сердце колотилось. Как на автопилоте вёл машину.
Роддом, как лабиринт. Где она? За каким окном? Наконец-то дверь — «Приёмное отделение». Чёрные диваны, белые стены и занавески, словно свет и тьма, радость и печаль. Сиротливо брошенный букет.
- Яна… Стрельцова, — выдохнул он в окошко.
- Рано ещё, ждите, только поступила.
Пожилая женщина, перебирая бумажки, проворчала:
- Не туда торопитесь, вон тут перед вами, такой же нетерпеливый, про цветы подумал, а помощи Божьей попросить не догадался. У нас ведь не штампуют ребятишек. Они по велению Господа родятся.
Семён испуганно посмотрел на оставленный букет. Красный на чёрном, и капли дождя, как слёзы. Дыхание перехватило. Выскочил на улицу. Нет, такого не может быть: распустившийся цветок, радуга, дождь, ветка черёмухи… и вдруг «это». Тряхнул головой, огляделся. Дорожка, на которой он стоял, вела к часовенке — иди, ещё есть время. В мире нет случайностей — есть предвестники и подсказки.